Югра богатство Сибири

Статья написано по результатам экспедиции Land Rover, из цикла «Открывая Россию»

Есть места, где снег еще лежит, когда мы про него уже забыли. В очередной раз оценить, как велика и разнообразна наша страна, помогла новая экспедиция Land Rover цикла «Открывая Россию». В Югре мы посмотрели, как добывают нефть, чем живут ханты и попробовали свои силы в автомобильном биатлоне…

Ханты-Мансийский автономный округ. От одного названия веет романтикой, фольклором и… морозом. Что-то далекое и заманчивое. Но еще больше манит второе название этого региона, площадью превосходящего Испанию, — Югра. Здешний климат не слишком ласков — часть территории относят к районам Крайнего Севера, оставшуюся к таковым приравнивают. Это разделение условное, не по климатическим зонам, а юридическое, но игнорировать его не получится. Сорокаградусные морозы в марте в этих местах — обычное дело. И как же готовили к холодам дизельные экспедиционные Discovery? Вы угадали: никак. Даже штатный предпусковой подогреватель — приятный бонус, а не жизненная необходимость. И конечно, шанс нечаянно залить летнюю солярку зимой в Югре — нулевой.

Город Нижневартовск

Наш путь начинается в Нижневартовске. Четверть миллиона населения, чахлые леса, болотистая местность. Весь город — как один большой «спальный район»: сплошные коробки многоэтажек на сваях. Здесь не до изысков: в таком климате важнее тепло в домах и расчищенные дороги. К тому же Нижневартовск очень молод: «комсомольская стройка» пришла сюда только в 60-х, когда началась активная разработка Самотлорского нефтяного месторождения, крупнейшего в России. Северные болота закаляют характер: «холодного приема» можно ждать от погоды, но не от сибиряков.

Нефть Югры

Памятник покорителям Самотлора, который местные жители окрестили Алешей собирательный: в его экипировке узнаются атрибуты разных специальностей — не бывает нефтяников неважных профессий. В нижневартовской Школе буровых кадров нам коротко рассказывают о нефтедобыче и трубопроводном транспорте для углеводородов. Рассказывают в общих чертах также о газодобыче и последующей перекачке газа с его распределением в города и поселки с помощью ГРПШ, дезодорации газа и его очистке.

Мои обывательские представления трещат по швам: оказывается, нефть бывает не только черной или темно-коричневой, но и желтой и даже белой. И залегает она под землей вовсе не в полостях, как повидло в пирожке. Углеводороды в виде жидкости и газа могут содержаться в различных пористых породах под огромным давлением. Нефтяные и газовые скважины бурят не только вертикально вниз и не только прямолинейно — часто под разными углами и в нескольких направлениях, подобно корневой системе дерева. Такие скважины называют кустами. Чтобы сохранять давление, необходимое для выхода нефти, в пласт закачивают жидкость или газ… Все это — лишь примеры множества методов, техник, нюансов и ноу-хау. То и дело вспоминаешь фильм «Армагеддон» и понимаешь, что герой Брюса Уиллиса мог быть и советским буровиком…

Народ Ханты

Нетрудно представить, что еще лет 40–50 назад крупных и благополучных городов и могучей нефтяной промышленности в Югре не было. Напротив, сложно вообразить, кто и зачем селился в этих суровых краях, что заставляло людей перебираться сюда из обжитых частей России. Чаще приезжие были ссыльными, а не добровольцами. Богатство Сибири — лес, пушнина, промысловый зверь, рыба. Промышленности до открытия нефтяных месторождений почти не было — даже рыбоконсервные предприятия появились уже в советские времена.

Коренные северные народы (кочевники — оленеводы, охотники) никогда не были многочисленны. Например, народность хантов сегодня насчитывает чуть больше 30 тысяч человек. Многие из них занимаются традиционными промыслами. Кажется, больше для того, чтобы сохранить свою культуру: спрос на этническую экзотику высок, хантыйские стойбища все чаще принимают туристов. Во всяком случае тех, кто способен до них добраться. Для экспедиционных Discovery это не проблема, и вот мы уже вдыхаем ароматный дым приветственного обряда окуривания.

Нефть Югры

Северные олени вовсе не такие крупные, как я представлял. Равно как и ханты — не такие уж и «традиционные». Вся их фольклорная аутентичность ныне служит для развлечения туристов. Проверять рыбацкие лунки-жерлицы мы ходили по снежной целине пешком, а вот смотреть капканы уже отправились на снегоходах. Местные нередко называют их «буранами» — по названию советской модели.

Снега без преувеличения по пояс — по-другому в такие глухие места не пройти, разве что на лыжах… Посетив стойбище, можно послушать хантыйских легенд, посмотреть на традиционные жилища и погладить по носу оленя. Но куда больше можно узнать о коренных народах Приобья в Музее природы и человека в Ханты-Мансийске.

Это один из самых современных и интересных музеев, которые мне доводилось видеть. Его тематика гораздо шире, чем освоение Сибири, археология или история Югры. Почему здесь мамонты? Их останки отлично сохранились в вечной мерзлоте (представлены и куда более древние виды). Из бивней мамонтов делают очень дорогие и ценные подарки. И именно там я понял важное о хантах, увидев их простую и гениальную плетеную ловушку для рыбы: язычники, поклоняющиеся силам природы, очень экономно тратили неисчерпаемые для них природные богатства.

Из ловушки эти люди брали сколько нужно, остальную рыбу отпускали. Нам бы не помешало поучиться у них бережному отношению к ресурсам… Здесь, в Ханты-Мансийске, экспедиция завершается. Красивая и богатая столица Югры располагает, очаровывает. Немногие города России смогут соперничать с ней по числу новых спортивных объектов. Здесь даже изобрели новый вид спорта… Шучу, конечно.

Наш автомобильный биатлон — приятная забава, ради которой несколько Discovery пустили на трассу биатлонного центра, который принимает этапы чемпионата мира. Вот такое оно, сибирское гостеприимство. Пожалуй, поездка по Югре — наименее экстремальная из всех экспедиций Land Rover. Тем лучше для тех, кто хотел бы отправиться по ее следам. Пожалуй, Ханты-Мансийск — отличный вариант для того, кто хочет посмотреть дальние края России, не покидая привычной зоны комфорта. В следующем вояже под колесами неутомимых Discovery был уже не снег, а песок. Но об этом в другой раз.

Вышка Самотлорского Нефтегаза на полигоне Школы буровых кадров может быть и учебная, но не игрушечная. Все оборудование здесь современное и полностью функциональное. В Школе буровых кадров из вас могут сделать, например, сварщика. А вот нефтяник — это не специальность, а воспетый в фольклоре образ жизни

На понтонной переправе или «наплавном мосту» запрещено пристегиваться.

Если сильно понизить давление в шинах, можно ехать по насту, не проваливаясь в рыхлый снег. Этим воспользовались победители «снежного дрегрейсинга»

Лыжи, обитые оленьим мехом, легко скользят по снегу. Увы, нельзя с уверенностью сказать, что их используют по назначению: стойбище хантов больше похоже на музей.

Традиционный обряд окуривания. Гости стойбища проходят над дымящимися углями, дымом окуривают и автомобили.

Роскошный Музей природы и человека в Ханты-Мансийске рассказывает историю от мамонтов до наших дней — и делает это увлекательно.

Ханты-Мансийск принимает этапы Кубка мира по биатлону. Попробовать свои силы в стрельбе пригласили и нас, а лыжи позволили заменить автомобилями — так и состоялись первые в мире соревнования по автомобильному биатлону.

Из городов Югры, Ханты-Мансийск определенно самый-самый красивый!!!