Майкл Мальмстен, Volvo остается в России

Генеральный директор российского офиса Volvo рассказал о планах марки, ближайших дебютах, ценностях бренда и о том, чем отличается Россия 90-х от нынешней…

Какова стратегия развития бренда Volvo на российском рынке? Каковы ваши прогнозы и как вы оцениваете перспективы рынка и марки?

Майкл Мальмстен: Мы остаемся. Мы не собираемся покидать, такой перспективный российский рынок. Хотел бы отметить, что было бы довольно странно уходить с рынка, годовой потенциал которого на данный момент составляет около 1 500 000 автомобилей ежегодно.

Автомобили Volvo в России

Цифра не самая большая, но в любом случае Россия входит в мировую десятку. Естественно, мы должны выполнять определенный план по продажам, сейчас это 8000-10000 автомобилей в год. Не сказать, что это фантастический результат, скорее приемлемый. Конечно, мы будем стремиться поднять продажи до 20000 или даже 30000 автомобилей в год, что будет возможным, как только экономическая ситуация станет более благоприятной. У нас в России 50 дилеров, большой отдел послепродажного обслуживания, у Volvo вообще отличная репутация в России, поэтому мы хотим и в дальнейшем осуществлять полный цикл послепродажного обслуживания наших автомобилей, даже в такие тяжелые времена. Уверен, что вывод новых моделей на рынок также поможет нам прогрессировать.

Как обстоят дела у ваших дилеров?

Майкл Мальмстен: Когда я пришел работать в российский офис Volvo полгода назад, я был уверен, что у нас будут огромные проблемы с нашей дилерской сетью, с их рентабельностью. Но как оказалось, все не так уж плохо. У нас закрылось только 1-2 центра. Обычно в кризисные времена помогает выжить послепродажное обслуживание и сервис. Сервис необходим всегда, и он приносит достаточно средств для того, чтобы остаться на рынке даже при маленьком объеме продаж новых автомобилей. Но конечно, будут проблемы, если ты вложил все средства в новенький дилерский центр и рассчитываешь только на сбыт новых машин.

Планируете ли вы помогать вашим дилерам финансами?

Майкл Мальмстен: Напрямую нет. Но конечно же, мы даем им отсрочки платежей и помогаем на всех этапах взаимодействия дилера и импортера.

Не появилось ли у вас желания построить завод в России?

Майкл Мальмстен: Сейчас мы строим новый завод в США, поэтому если и дойдем до России, то точно не в ближайшем будущем.

Каковы ваши впечатления от нашей страны?

Майкл Мальмстен: Я был в России много раз еще в 80-90-х, в 1996-1997 годах принимал участие в открытии дилерского центра Mercedes-Benz в Санкт-Петербурге. Потом много лет я не приезжал. Сейчас Россия, конечно, совсем другая страна. В прошлом октябре мне позвонил босс и предложил приехать работать в Россию. Это был вечер пятницы, я сидел у камина с бокалом вина и ужинал. И тогда я спросил жену, что она думает по поводу переезда в Россию. Она спросила, в Москву или в Санкт-Петербург. Я ответил: «В Москву». Она сказала: «Да. Почему бы не переехать?» До этого я 13 лет проработал в финском подразделении Volvo на различных должностях, и уже хотелось смены обстановки. Знаете, когда тебе 54, сидеть и тихо ждать, когда тебе стукнет 64, совсем не радостно. И поэтому я согласился на эту должность и на переезд. Я был действительно поражен переменами, произошедшими в России с момента моего последнего визита. Россия это страна традиций, но традиции в России очень хорошие, а люди очень гостеприимны. Забавная история – мы приехали сюда в феврале с женой, чтобы посмотреть город. Мы попросили гида, сопровождавшего нас, отвести нас в продуктовый и мебельный магазины. Они отвезли нас в «Крокус» – и мы увидели масштаб торговых центров. Даже шутили с супругой, что Россия больше похожа на Америку, чем сама Америка. Жить здесь довольно комфортно, и мы с женой довольны. Люди дружелюбные, за шесть месяцев моего пребывания здесь я не встречал пока конфликтных людей. Единственное, что не нравится, – это, конечно, пробки. Но с этим ничего не поделаешь. И еще очень порадовали коллеги из российского представительства с их стремлением делать все идеально. С другой стороны, мне не нравится повсеместная бюрократия в России. Хотя здесь я гость, и меня это, в принципе, не касается.

А на какой машине вы ездите?

Майкл Мальмстен: Я сам вожу ХС90. А с водителем – на ХС60. Какова динамика продаж ХС90? Майкл Мальмстен: С учетом кризиса, в принципе, мы довольны. Но конечно, изначальный план продаж предусматривал гораздо большие объемы. В этом году мы продали уже почти 2000 штук ХС90. И в следующем году надеемся продать в два раза больше. В целом новый ХС90 получился очень удачным, и мы даже боремся, чтобы нашу квоту увеличили. По всему миру уже сделана 61 000 заказов, при том что производственная мощность завода в текущем году ограничена выпуском 65 000 автомобилей.

Ваш рекламный слоган для ХС90 – «Наш взгляд на роскошь». Какой смысл вы закладываете в эту фразу?

Майкл Мальмстен: Мы в первую очередь говорим о скандинавском дизайне, который очень элегантен и современен, но в то же время довольно лаконичен. Пример – возьмем любой немецкий бренд и посмотрим в салон. Вы увидите больше 65 различных кнопок. У нас их восемь. У нас плавные линии, высококачественные материалы отделки. А еще и новые 4-цилиндровые моторы, которые при всей своей мощности остаются очень экономичными, так как мы заботимся об окружающей среде. Наши автомобили оборудованы новейшими системами безопасности, но эти ассистенты защищают не только водителей и пассажиров, но и окружающую среду, например, за счет уменьшения выбросов СО2. То есть наши автомобили точно понравятся людям, неравнодушным к вопросам экологии и защиты окружающей среды.

Также напомню, что теперь у нас двигатели собственной разработки, которые производятся в Финляндии. Год или два назад, когда мы только запустили производство, можно было ожидать, что поначалу у них будут «детские болезни», но этого не произошло.

Какие премьеры Volvo стоит ожидать на российском рынке?

Майкл Мальмстен: Мы представим S90 в январе. В Европе запуск будет в марте, а в России – следующим летом, ближе к концу лета. Также мы представим V90 и V90 Cross Country. V90 Cross Country придет на смену ХС70. Я уже видел эти автомобили, и они очень впечатляют. И в ближайшие четыре года нас ждет полное обновление всего модельного ряда, а также вывод на рынок новых моделей в различных сегментах. В России мы наиболее представлены в таком востребованном сегменте, как SUV с моделями ряда XC. Но у нас есть и другие продукты.

В чем особенности работы на российском рынке по сравнению, скажем, с Финляндией?

Майкл Мальмстен: В России автомобиль – символ статуса. И владельцу важно, что подумают соседи, скажут друзья и другие знакомые. В Скандинавии – наоборот: если у тебя очень дорогая машина, тебя скорее не поймут, чем позавидуют. Автомобиль там должен в первую очередь быть практичным, удобным и недорогим в обслуживании. В России же все по другому. Если у тебя хорошая и очень, очень дорогая машина — значит все поймут, что ты важная персона и работаешь где нибудь в нефтегазовой отрасли, и тебя надо уважать…

Что касается ведения бизнеса, то главное отличие – высокая конкуренция среди дилеров. И поэтому основную прибыль невозможно получить за счет сбыта новых автомобилей. Поэтому европейские представительства концентрируются на рынке подержанных автомобилей и сервисе, продаже запчастей и аксессуаров, техобслуживании. В России пока что рынок подержанных автомобилей не так развит, но в ближайшие годы, я думаю, он сблизится по показателям с европейским. Конечно же, продажи новых автомобилей приносят прибыль и многие дилеры фокусируются именно на продаже новых машин – но что ждет их в будущем? Как они собираются обслуживать своих клиентов после покупки? Поэтому, на мой взгляд, стоит уже сейчас заняться созданием качественных сервисов. Хотя уже существующие в России сервисные центры работают практически круглосуточно и даже на выходных, а это, кстати, их выгодно выделяет на фоне европейских компаний. С другой стороны, такие сервисы не принесут так много прибыли в Европе, как могли бы. Потому что, когда люди посчитают количество своих рабочих часов, они будут недовольны.

Один раз я подсчитал стоимость инвестиций для финских сервисов – а это многие миллионы вложений. В итоге эффективно работают лишь 19% капиталовложений. Оставшиеся закрыты. Здесь же 70-80% сервисов работают. Но вопрос в том, как долго это продлится. А также финансовые продукты – сервисный лизинг и прочие сервисные контракты, финансирование. С этими вопросами тоже нужно разбираться. Конечно, они приносят доход, но в текущей экономической обстановке, при таких обменных курсах, мало кто решится взять на себя обязательства по сервисному лизингу. Сложно строить прогнозы на будущее.

Что касается наших дилеров, то со своей стороны мы помогаем им посредством проверки и оценки бизнес-планов. Есть такая притча: когда много людей были истощены голодом, Господь сказал: «Не давайте им рыбы, а дайте им сети и научите ловить рыбу». Таким образом, мы учим наших дилеров работать самостоятельно, а не за счет нашей поддержки.

Вы уже сказали, что Volvo будет развивать свои сервисные услуги. Какова стратегия?

Майкл Мальмстен: У нас много планов и проектов, но главное – сделать сервис индивидуальным для каждого клиента, наладить общение между мастером сервиса и клиентом напрямую. Такая модель уже практикуется в Челябинске (говоря о России), а в целом – в 20 странах мира. Это довольно успешная концепция сотрудничества. Поскольку клиент хочет общаться напрямую с мастером, обслуживающим его автомобиль и должен иметь возможность связываться непосредственно с ним по любым возникающим вопросам.

Будете развивать программы реализации подержанных автомобилей?

Майкл Мальмстен: Мы всегда обращаем внимание на продажу запчастей для подержанных машин. На этом рынке представлены все игроки, но все же у нас есть свой кусок пирога. Мы заинтересованы в нашем автопарке в возрасте от 0 до 5 лет. С автомобилями старше совсем другая история, и там высокая конкуренция.

Каково ваше видение будущего автомобилестроения? Сейчас автомобили все больше похожи на смартфоны с точки зрения их мультимедийных возможностей. Каковы тенденции развития?

Майкл Мальмстен: Автомобиль был изобретен для того, чтобы дарить свободу передвижения. И сейчас он доступен многим, поэтому часто в автомобиле мы видим только водителя, без пассажиров. Это, кстати, влияет и на все большую загруженность дорог. Уже существуют автомобили с полуавтоматическим управлением, то есть можно нажать на кнопку, скажем, в пробке, и машина поедет сама. Рано или поздно в городах появятся беспилотники, но мне лично хотелось бы самому сидеть за рулем. Многие хотели бы уже приобрести такой самоходный аппарат, но сейчас все упирается в вопрос инфраструктуры и законодательства. Немного другое дело с гибридами – тут вопрос наличия зарядки. Когда батареи в гибридах станут по-настоящему мощными, только тогда они получат широкое распространение. Вполне возможно, что популярным станет car sharing. Так, у нашей дочерней компании в Швеции уже есть 1800 автомобилей Volvo в наличии, доступных для car sharing. Это очень удобно, а главное – дешево.

Почему Volvo не были представлены на автосалоне во Франкфурте? Майкл Мальмстен: Было принято решение принять участие в трех автосалонах в год. Это Китай, США и Европа. В Европе это Женева, а не Франкфурт. Наша цель – привлечь внимание покупателей Volvo, поэтому мы выбрали иной подход. Участие в выставке, конечно же, обходится дорого, но дело не в деньгах. Просто у нас другая стратегия использования средств – например, сделать отдельную презентацию Volvo за день до автосалона. Так мы поступили с ХС90 – и это был успех!

В ближайшие четыре года Volvo проведет полное обновление всего модельного ряда

Майкл Мальмстен, родился 13 февраля 1961 года в Хельсинки. Окончил Хельсинкский политехнический институт по специальности «машиностроение».

С 1989 по 2000 год занимал различные должности в Mercedes-Benz, BMW, Honda, Citroen, Alfa Romeo, Fiat в Veho (Финляндия).

С 2000 по 2002 год – директор по постпродажному обслуживанию Peugeot в Maan-Auto.

С 2002 по 2006 год – директор по постпродажному обслуживанию Volvo, Renault, Land Rover и Volvo.

С 2006 по 2010 год – управляющий директор дилера Volvo Bilia.

С 2010 по 2015 год – президент Volvo Car Finland.

«Мне нравится прагматичный подход к дилерам. Не надо давать им рыбу. Нужно дать им сети и научить самостоятельно ловить рыбу»